Как организовать свой труд Интеллектуалу? Развивающая встреча с Игорем Леонардовичем Викентьевым автором более 5000 креативных решений, владельцем портала VIKENT.RU

Авторский коллектив: Участницы Клуба умных девочек, г. Санкт-Петербург

Любому, кто занимается интеллектуальным трудом, необходимо уметь правильно организовать себя. Участницы Клуба умных девочек ведут свои исследования и проекты, и тема организации творческого труда очень их волнует: как качественно работать, когда вокруг столько отвлечений?

Девушки составили серию качественных вопросов для встречи с Игорем Леонардовичем. Сильные и порой неожиданные ответы нашего Профессионала будут полезны всем, кто ведет собственные творческие проекты.

— Расписание дня мне никто не делал, но было несколько сильных ходов, на несколько порядков сильнее, чем у Марии Шараповой.

Пункт №1. Меня воспитывали две, а иногда три русские дворянки. При чём это были не какие-то русские помещики, а это были члены семей военных инженеров. Мой дед одно время отвечал за всё строительство Красной Армии. Поэтому дворянское воспитание по качеству превышает уровень современной средней школы.

Пункт №2. Я родился в комнате, вернее это даже не комната, а кладовка в центре Санкт-Петербурга, окно которой выходило в стену дома. По этой причине свет в нашей кладовке горел по 15 часов в день, иначе просто было невозможно – такая темень. Официально было признано, что жить там нельзя. Очень важный момент – в блокаду на этих нескольких квадратных метрах жило три семьи.

Пункт №3. Русские дворянки из хорошей русской семьи с хорошим образованием спокойно рассказывали, причём приводили безумное количество деталей, как реально протекала и революция, и блокада Ленинграда.

Рассказы были забавные: «Стояла бочка, а в неё залез какой-то агитатор, а рядом были пьяные матросы. А вот тут строили дот во время Великой Отечественной войны, а вот здесь солдаты воровали цемент для дота и продавали его жителям города».

А вот этот мужичок во время войны скупал за еду ценности, золото, книги и так далее. А вот это «бабища толстая», ее крышевали менты: она варила самогон во время блокады, и, соответственно, менты напивались самогоном», - и так далее. Вот такие рассказы для дошкольника.

К сожалению, тогда еще не было магнитофона, и я их технически не записал, но, когда уже пошел в школу, я знал, что есть некая официальная точка зрения, и это, как правило, бред (до сих пор, кстати, только включил телевизор, и там половина - бред), и есть уникальные носители информации. И если ты доходишь до уникальных носителей информации, они вообще много полезного могут рассказать. Когда я слушал рассказы про блокаду в школе, у меня уши сворачивались, потому что я знал больше.

Первого сентября мать сделала очень сильный ход. Она сменила работу. Раньше мать работала инженером-конструктором, а инженер-конструктор привязан с девяти часов утра до шести часов вечера к рабочему месту, нельзя никуда уходить. У преподавателя же более вольный график. Мать первого сентября пошла преподавать, а я пошёл в школу. Она преподавала нешуточные предметы: теоретическую механику, сопротивление материалов, детали машин.

То есть это предметы – которые в отличие от географии - не выучить в один день.

Так вот, еженедельно мать приглашала кого-то из преподавателей из города и натаскивала их на чтение занятий. И я с первого класса знал, что преподаватель в предмете, который он ведёт, мало в нём понимает. К сожалению, это правда.

Второй ход: тоже был второй класс. Заканчивается четвёртый урок, нас учительница оставляет и говорит: «Вам надо законспектировать». Я тогда очень обрадовался, потому что единственный знал это слово, так как слышал его от матери. Второй класс, мы только буквы выучили, а уже надо законспектировать: «Скоро на нас нападут американцы и весь Октябрьский район (сейчас это Адмиралтейский район Санкт-Петербурга), численность которого 200 тысяч, должен спрятаться в Юсуповском саду (половину которого занимает пруд)... В специальной вырытой траншее... И все 200 тысяч в одну траншею».

Второклассники ржали в голос. Они уже понимали степень идиотизма начальства.

Ещё один пример. Возвращаясь из школы в седьмом классе, я испытал настоящий шок. При входе в свой подъезд я увидел несколько японцев. В их буклетах на английском значилось то, о чём не знала моя учительница литературы. Оказывается, я родился в кладовке, которая находиться над типографией брата Ф.М. Достоевского. Он издавал там журналы «Время» и «Эпоха».

Следующий момент: идет сентябрь, в контору матери, которая занимается автомобилями, приезжали люди со всего Советского Союза. Много людей из Грузии. Чтобы в Грузии стать начальником автосервиса, кроме взяток, нужна какая-то бумажка. Логика студентов из Грузии работает так: женщине-преподавательнице нужно подарить во время экзамена коробку конфет, и все закончится.

А на её занятия можно не ходить вообще.

С декабря-января начинаются экзамены, и мать принципиально ставит незачет. Появляется зареванная грузинская мать и жалуется, что она заплатила повышенные взятки за билеты на самолёт Тбилиси - Ленинград. Но моя мать знает, что экзамен должен быть сдан, несмотря ни на что. Так повторялась ежегодно много лет подряд. И на этом примере я понял: если нужно сделать хорошо, то нужно делать всё заранее. Сегодня мы должны позаботиться о себе завтрашнем.

Важно сказать, что благодаря семье, благодаря блокаде, я хорошо понял, что есть развилка:
1) Преподаватели ВУЗов, академики бывают просто некомпетентны в тех вопросах, которыми они занимаются.
2) Если на работе возникают ситуации, когда ты должен выходить за пределы своей компетентности, например, рассуждать на темы творчества и тому подобное, даже если ты министр или замминистра – то тебе просто «кранты» сразу же.
3) Если хочешь чему-то научиться – надо искать Экспертов в теме № 1. Да: эти люди могут быть не твоими соседями, а жить в другом городе, другой стране. Это может быть даже человек пожилой, человек с плохим характером. Но если ты хочешь разобраться – надо идти к первым людям.

Начиная со старшей школы, я писал планы из четырёх частей. Первое: приоритет №1 – нужно выполнить любой ценой. И если не выполнено, то есть такая поговорка: «Ночь длинна...». Просто не ложишься спать. Второе: приоритет №2. Если успею выполнить всё из пункта первого, то можно приступить к пункту два. Приоритет №3 – то, что вообще мало важно. Приоритет №4 (второй по важности после приоритета №1) – подумать, разобраться с тем, что непонятно. И в течение года набиралось масса таких «непоняток», которые потом потихоньку раскрываются. Их я записывал на маленьких картонках.

Сейчас что изменилось относительно школы? Самые важные планы, пункт №1, я не записываю. Я держу их в голове. Это настолько важно, что я держу в голове, чтобы девушка-интуиция гуляла свободно. У девушки-интуиции очень плохой характер, но в принципе управляемый... Поэтому интуиция должна быть свободной, а вот написал — сразу начинаешь фиксироваться, инерция мышления может сработать.
Отец теннисистки Марии Шараповой с самого детства ежедневно делал для неё расписание дня по часам. Это помогало ей выстраивать эффективно свой режим дня и на пике карьеры не утопать в своей популярности и знаменитости.
Как Вы организовывали своё время с детства? Помогали ли Вам родители? Как развивалась организация Вашего времени начиная с детства до сегодняшнего дня?

Вы ещё школьником ходили в РНБ (Российская национальная библиотека г. Санкт-Петербург) для проработки литературы и для поиска первоисточников. Как сформировалась эта привычка – в следствие каких-то действий родителей / учителей или другим способом? Учил ли Вас кто-то анализу первоисточников или понимание качества литературы приходило через сравнение – благодаря большому объёму прочитанного?
— Я пришел к этому сам. Мать была очень сильным преподавателем. Иногда у нее возникали какие-то вопросы, проблемы, которые, приходя с работы, она обсуждала. Она пыталась найти источник, где и с кем бы ей посоветоваться. Хотя в её конторе было несколько методистов, когда она обращалась к ним со сложными педагогическими вопросами, то они говорили: «Вы должны в Ваши железные предметы вводить марксизм-ленинизм». Единственный ответ на все вопросы.

Мать пыталась найти ряд педагогических ответов в «Учительской газет», но там их не было десятилетиями… Ещё она ходила на какие-то курсы повышения квалификации преподавателей, где актер, который должен был ставить преподавательскую речь, был пьян каждое занятие и читал стихи.

Факт: мать не смогла получить ни от кого, кроме меня, ответы на свои вопросы.

Я себе сформулировал такой вывод - если хочешь в чём-то разобраться, надо искать первоисточники. И второе: надо читать полками, шкафами и библиотеками. Иногда мне пишут мужчины: какую книжку одну (!) нужно прочитать, чтобы стать взаправду крутым?

Если Вы хотите в чём-то разобраться, Вы можете купить книжку, и она может быть дурацкой. По любому предмету есть дурацкие книжки и недурацкие — первых, как правило, не более 10%, ни в коем случае не половина. Ну и выдающиеся первоисточники, которые тоже нужно знать. Поэтому читать нужно полками.

Соответственно, крупнейшая в Питере библиотека — Российская национальная библиотека им. М. Е. Салтыкова-Щедрина. Более того, мне потом знакомые библиотекари сказали, что существует такое правило, как я понял, неписанное, что если вменяемый библиотекарь встречает какого-то человека, который пытается «врубаться», соответственно, хорошо бы ему помогать — позволять немного больше, чем полагается.

Мне привозили из основного хранилища в читальные залы разную литературу. Сплошной просмотр литературы и быстрое конспектирование с помощью стенографии многое дало. Грубо говоря, такой реферат из полки или даже из полок книг многое даёт. И опя
ть же вылез тот эффект, о котором я уже говорил: масса авторов — и мужчины и женщины — скрывают, что они чего-то НЕ знают.

Вот отсюда и пошла проработка книг полками и шкафами. И до сих пор продолжается.
— Что именно Вы читали в школе? Это была педагогическая литература, чтобы помочь матери или что-то ещё?
— Как правило, это было что-то по педагогике и научная литература. Не попса. Одна из вещей, о которой не предупреждают.

Мать не жалела денег. К нам даже почтальон не ходил, потому что не влезало в ящик, сколько мы выписывали. Нужно было ходить на почту. В большом количестве журналов — «Наука и жизнь», «Химия и жизнь», «Природа», «Техника молодёжи», «Моделист-конструктор» и др. — было много статей, чрезвычайно лживых. Они до сих пор лживые. Например, какой-то автор рассказывает о памяти, и написано вроде бы блестяще. Выписываешь автора, идёшь читать его статьи в библиотеку. Оказывается, книг у него нет, есть только статьи. Выясняется, что автор — доктор наук, большой специалист, но он исследует память морских свинок (!), Guinea pig что называется. И Guinea pig запоминает три сигнала. Всё! А всё остальное — это чужие достижения, пересказанные через запятую. Человек просто обманул, а у «Науки и жизни» миллионные тиражи.

Мне до сих пор пишут какие-то деды, которые присылают фотографию свою с внуком и с чучелом, и говорят: «Я сейчас вышел на пенсию, хочу по «Науке и жизни» укреплять память». Я сразу вспоминаю про Guinea pig и три сигнала. Мужик, тебя развели просто-напросто.

Так вот, я проверял. Думаю, я был чуть ли не единственный в стране ребёнок, который проверял профессоров и кандидатов наук. Публикация вышла, а я проверял через книжки и постоянно нарывался на научную лажу. Постоянно. В XIX веке мои предки пороли бы этого профессора на конюшне, не снимая сапог, и это было бы правильно, в стиле русского дворянства.
У Вас были какие-то критерии анализа научной литературы или было очевидно, что тут человек присваивает достижения, тут врёт и т.д.?
— Мне приносили массивы в РНБ. Никогда их не благодарил, но, пользуясь случаем, благодарю. Мне приносили большие стопки, и я очень быстро их пролистывал.

1) Я смотрел оглавление и находил кусок, где я уже понимаю. Если это ниже моих знаний, не надо себя обманывать, вся остальная книга будет ниже моих знаний. Не надо читать дурь! Причём таких книг большинство.

2) Если книга толковая, есть чётко выраженные —либо в конце главы, либо это сборник трудов — какие-то хотя бы убогие выводы. Плюс таблицы. Если это просто распечатка из бывшей докторской / кандидатской, то перед Вами бред с большим количеством понятий без единого примера. Это болезнь педагогики — рассуждать о детях, о студентах без одного примера на 250 страниц.

3) Быстрая оценка книги и работа по кускам с этой книгой. Обычно «не дурь» начинается с четвёртой страницы главы. Чтобы человек брал «быка за рога» с ходу, такого не бывает. Четыре страницы доктор наук разгоняется. Только потом у него что-то включилось, может быть, борща поел.
— У Вас со школьных времён был поставлен навык стенографирования, а в студенчестве это давало возможность одновременно фиксировать тезисы преподавателя и читать профессиональную литературу. Как происходила постановка этого навыка? Какие преимущества это давало в школе / студенчестве? Какие преимущества давал этот навык в долгосрочной перспективе? Например, одно из преимуществ: можно быстро зафиксировать тезисы, чтобы потом воспроизвести их без искажений.
— У нас была очень хорошая учительница физики, Елена Наумовна Салитан. Она многое дала. Она была единственным учителем, который объяснял, как надо учиться. Например, она говорила: «Смотрите, на уроках я часто использую слова «увеличивается» / «уменьшается» . Вы просто поставьте стрелочку под 45 градусов вверх — увеличивается, а под 45 градусов вниз — уменьшается».

Она дала несколько таких сокращений, и я немного подразработал свою систему сокращений. Думал, что об этом написано, но ни черта. Наткнулся на стенографию и стал её осваивать. Строго говоря, это немецкая классическая система стенографии, адаптированная для русского языка. В высших уровнях стенографии, от которых я тоже зачерпнул, есть сокращения фраз — не слов, а фраз.

В школе ребёнок Викентьев сидит на первом ряду — а сидел я на первом ряду всегда, потому что зрение мне угробили в кладовке. И в вузе я тоже сидел на первом ряду и что-нибудь почитывал. Преподаватели, доценты, доктора наук поначалу хватали мой конспект, а там жуткие каракули — поверьте, стенография это жуткие каракули, и тыкали пальцем: «Что это?». На что я отвечал: «Это кхм, Вы хмыкали здесь, я записал». Они хренели окончательно. А потом к старшим курсам они стали предупреждать друг друга: «На первом ряду сидит парень, он стенографирует. Второе: он читает. Не надо придираться, потому что этот парень начнёт задавать вопросы по Вашему предмету, и он Вас погасит».

Соответственно, лекторы относились ко мне с большим уважением. Бывало идут они вдоль доски, сижу я, они меня по радиусу обходят, искривляют траекторию. А то, что преподаватель не знает свой курс — это, оказалось, норма.
Когда мы брали интервью у Михаила Олеговича Кондиайна, он рассказал, что с самого детства его родители-геологи брали его с собой в экспедиции. Там у него формировались такие навыки как терпение и самостоятельность. Расскажите, какие навыки помогали Вам с детства в Вашем дальнейшем развитии?
— Возможно, из того, что я понимаю, это с детства… Это сейчас я на своём курсе называю это «многоходовки» . Идея о том, что настоящее чревато будущим и нужно сделать какое-то количество ходов, она как-то вошла сама по себе.

Поддерживающим фактором была пьющая коммунальная квартира над конторой брата Ф. М. Достоевского. Мать звали Анна Павловна, и пьющие соседи постоянно на кухне перед «Палной» выступали, как директор пляжа о том, что они пролетариат, они гегемон, а «Пална» корячится со студентами и получает меньше (что правда)... С другой стороны, они обычно пропивали всё, что зарабатывали, за неделю-полторы. Дальше они занимали у «Палны» три рубля и жрали макароны. Объяснение: как можно работать шофёром и жрать голые макароны, это где-то в районе Нобеля…

Такой идиотизм — с одной стороны, они много зарабатывают, как ни странно, работая шофёром (почему-то нам везло на этих шофёров-соседей, чёрт бы их драл). У них было гораздо больше свободного времени, чем у матери, но они сжигали свою жизнь еженедельно. Это была наглядная картинка, стоит только выйти в коридор. Был один эпизод, который мать потом с юмором вспоминала: очередной шофёр в пьяном состоянии завалил унитаз и объяснил этот завал туалета тем, что у него, цитирую: «болит душа» . А все соседи ходили в туалет на Сенную площадь.

Когда такие антипримеры видишь каждый день, очень быстро мозги встают на место.
— В лекциях Вы неоднократно говорили, что полезно собирать нерешённые вопросы / задачи / проблемы в один файл, и через некоторое время они начнут «жениться». Приведите, пожалуйста, примеры, когда какая-либо нерешённая проблема «поженилась» с другой и к какому результату это привело? Как и при каких обстоятельствах Вы начали собирать нерешённые вопросы таким образом? Отличается ли сейчас Ваша работа с нерешёнными вопросами от того, как это происходило в начале?
— Одну мысль я думал 20 лет и в один день она решилась за 30 секунд. Была следующая проблема. Я исправно ходил в общество «Знание», большое спасибо матери, она это финансировала. Учитывая то, что мальчик был уже начитанный, кандидатов и докторов наук я спрашивал: «Смотрите, Вы постоянно рассказываете про хлопающую крышку чайника Уатта, пасьянс Менделеева, то есть Вы в своих лекциях приводите два-три примера, заезженных, зацитированных до дыр. Питер — второй город страны, там безумное количество НИИ, изобретателей, учёных, рационализаторов… Не хотели бы Вы количество примеров увеличить?» На этот вопрос кандидаты и доктора наук в области психологии мычали.

Они ни разу не дали ответа!

Вопрос меня мучал: «Почему?» Лет через 20 мне один человек написал — мол, был на Вашем мероприятии и решил устроиться к Вам на работу с тем, чтобы, снова цитирую: «Обобщать Ваши наработки». Мне самому хватает мозгов, чтобы обобщать свои наработки. И я понял, что нормально работающий учёный, исследователь, разработчик — они просто психологов не подпускают к себе.

Это лет 20 мучало: «Почему?» Психологи, может быть, и хотели бы, их просто не пускают — не уровень, пошёл вон. Вот и всё.

Могу привести пример этой недели. Я сейчас готовлю лекцию где-то на сентябрь-2022. Бесплатную, естественно. Рабочее название лекции: о том, что существуют выгодные и невыгодные темы. Причём выгодность может быть научная, бизнес-выгода… Малоизвестный факт: до XX века было много фантастических произведений о Северном полюсе, поскольку на Северном полюсе никто не был, можно было много врать, много придумывать и так далее. Сейчас, если кто-нибудь из Вас обратится: «Игорь Леонардович, хочу написать роман в трёх частях про Северный полюс!» — то туда уже туризм налажен, Вам будет этот роман не продвинуть. Вам будут постоянно тыкать: я там был и обнимался с медведем и т.д.

Так вот, существуют темы выгодные и невыгодные. Я потом понял, что нужно будет прописывать видеозапись по ключевому слову «содержание». Я неделю назад записал ключевое слово «тема», а потом понял, что ещё ключевое слово нужно добавить в описание видео — «содержание». Неделя у меня ушла на это. Но это мелочи, за лето я всё равно бы написал это слово.

Мой совет: собирать все нерешённые вопросы, потому что Вы не знаете, что Вам пригодится. Это первое.

Второе. Получив первый ответ, если Вы грамотно развиваетесь, Вы можете задавать новые вопросы и получить систему ответов. Условно говоря, Вы можете заметить, как зимой чуть-чуть подтекает окно, потому что падает снег, дальше он превращается в воду и чуть-чуть вытекает на подоконник. Точно могу сказать, что эта тема не исследована. В своё время я делал для Норильска исследование аварий. То, что называется протекание через узкие щели сложных смесей — дросселирование — это, мягко говоря, не очень изучено. Может получиться нормальная такая, сильная кандидатская, если не докторская. А начали мы с окна, которое немножко подтекло. Так, через цепочку вопросов Вы можете выйти на результат мирового уровня.
Как выглядит Ваш рабочий стол, рабочее место? Что на столе или под/над/рядом с ним помогает Вам входить в рабочий режим и выполнять разные задачи? Какие это задачи?
— Стол здоровенный, совершенно специально купленный. На момент покупки мы проездили массу мебельных магазинов. Стола больше, чем этот, мы не нашли. На нём стоит три компьютера для разных функций. Один для прослушивания конференции и выступлений, другой для преподавания. Также на столе разложено несколько цветных картонок формата А4 и карандаши. Карандаши самые мягкие - B7 или B8 (их легко стирать), на картонках написаны разные планы по направлениям. Таким образом, я, не вставая со своего места, сразу вижу свои картоны, и там крупно написано, что нужно делать по разным проектам.
Источник фотографии: https://vk.com/online_vikent
Одно из качеств Творческой Личности по Генриху Сауловичу Альтшуллеру – это комплекс реальных рабочих планов по достижению цели и регулярный контроль за их выполнением. Как у Вас организован этот процесс? Как организовано планирование и отслеживание количества выполненного на уровне года / месяца / недели?
— У меня есть некое дополнение: как ни странно у Г. С. Альтшуллера это есть, но не в книгах, а в выступлениях - это система приоритетов. Тайм-менеджмент для людей обычных и для людей Творческих — это две большие разницы. Я НЕ занимаюсь вещами, которые на сегодняшний день ниже мирового уровня. Приоритеты — это чрезвычайно важно.

Я Вам рассказал, чем занимался на этой неделе. Соответственно, очень важный ход для пишущих людей в области науки — качественно выбирать темы, о чëм писать (содержание). Есть темы выгодные, их меньше и они рискованные, а есть темы затëртые. Если Вы хотите угробить свою жизнь, пишите о программе телепередач...

Реально актуальная тема, которую боятся Министерство образования, Министерство высшей школы и науки, восприятие старшеклассниками и / или студентами разных учителей / педагогов, разных предметов.

По идее, это золото.

В 1917 году Макс Вебер, один из отцов основателей социологии, выступал перед студентами университета в Мюнхене:
«Учёный не должен быть бесстрастным, но его страсть должна быть целиком посвящена делу, которое человеку со стороны покажется довольно бессмысленным».

При этом я очень хорошо знаю, когда будет моя бесплатная для граждан воскресная лекция, то какое-то количество людей украдут материал и будут ... продавать за деньги. Второе, что я знаю, уровень отечественной русскоязычной интеллигенции, включая культурную столицу, таков, что сделать репост этого материала они не способны. Репостящих - ничтожный процент. Но я считаю, что для будущего страны эти онлайн-лекции нужны.
В своем интервью Вы рассказывали про КИГР. Отличается ли пользование данным «анализом» дня для взрослых и подростков; во время каникул и в будние дни? В какие дни лучше проводить данный анализ? Как потом можно использовать данные после КИГР – Шаг.2?
— В головах подростков нужно вырастить развилку: есть вещи интересные, а есть — важные. Ни в школе, не в вузе это не ставится. Также, всегда хороший план должен предусматривать отдых. У меня по центру комнаты стоит гиря 24 килограмма. Это очень хороший отдых.

Когда человек начинает ввязываться в любой крупно-амбициозный проект, он должен себе поставить навыки, либо найти Наставника, который поставит тебе навыки. Такому ни в одной школе и вузе не научат.

Приведу пример. Был я знаком с медиками, у которых были ночные дежурства во втором Медицинском институте им. И. М. Мечникова. Туда в советское время в среду ночью везли пациентов с травмами со всего города. Люди, которые ночью получили травмы, часто находились в состоянии сильного алкогольного опьянения. Они приходили на порог приëмного отделения и орали: «Помогите! Врача!» А хирург, работающий на две ставки, спит в это время под тулупом на каталке. И медсестры выработали для травмированных пьяных и орущих мужчин такую фразу: «Пойдите в женский туалет и пописайте в баночку».

Все мужчины после этого мгновенно приходили в сознание. А пока мужики разбирались с баночками, медсëстры будили врачей и те спокойно начинали работать... Таким образом, они очень технологично обрабатывали большое количество травмированных пьяных мужиков.
КИГР — инструмент честного ежедневого анализа своих действий и потраченного времени для тех, кто стремится к достижениям и росту над собой:

К — «контринстинктивно»;
И — что исключить; что было интересно;
Г — что было Главное в течение дня;
Р — релакс.
Подробнее о КИГР и других инструментах - Разведопрос: Игорь Леонардович Викентьев о работе над собой, пользе увлечений и тайм-менеджменте: https://youtu.be/VZj8ZcDLLbQ

– Вы говорили в своей лекции про самоаудит и саморазвитие, что нужно хотя бы 15 минут в день уделять на антиэгоистическую помощь коллегам. Но бывает что человек тратит очень много времени на помощь коллегам. Какие есть варианты распределения времени организационной работы, помощи коллегам и своим разработкам так, чтобы это было не в ущерб своим исследованиям?
— Когда человек находится годами без обратной связи, то с ним закономерно начинают происходить какие-то странности... Например, если человек несколько месяцев варится в собственном соку, то в голове поселяется какая-то фигня. Поэтому очень важно отдавать. Не обязательно 15 минут, это может 5 или 20 минут в день. Но важно ежедневно уделять время на навык ОТДАВАТЬ.
Самоаудит Личности по И. Л. Викентьеву: https://youtu.be/cf9_iygBj2w
***
Время заканчивается, Игорь Леонардович отвечает на последний вопрос. Очень трудно закончить встречу, так как хочется узнать как можно больше. Еще долго после интервью девушки обсуждали ответы на вопросы и интересные примеры от Профессионала: «Для меня самой неочевидной была рекомендация про организацию стола», «А мне хотелось бы больше узнать о РНБ», «Очень жаль, я не успела задать свой вопрос» …

Впереди нас ждет еще две встречи с Игорем Леонардовичем Викентьевым на следующие темы:

1) Что помогает держать волю на длинных проектах?
2) Как отдыхать интеллектуалу в течение дня, недели, месяца?

Если Вы хотите задать вопрос Игорю Леонардовичу по этим темам, ждём Ваши вопросы: smartgirls.club@yandex.ru
Благодарим Игоря Леонардовича Викентьева за возможность задать вопросы и получить развивающие ответы!
Встреча состоялась 29 мая 2022 года.
Благодарим участниц Клуба умных девочек за помощь в создании и вычитке материала.